ГЛАВНАЯДОБРЫЕ НОВОСТИ ДОБРЫЕ ДЕЛА ДОБРЫЕ ЛЮДИ СДЕЛАНО В АЛАНИИ Регистрация

Деньги, чтобы начать дело


Руслан, вы в 16 лет уехали покорять Северную Столицу. Почему Питер?

Меня с младших классов в школе убеждали в том, что мне надо уехать учиться куда-нибудь в большой город, возможно зарубеж. Меня вывез из Осетии отец, сначала в Москву, потом в Петербург. В Москве нам было проще найти жильё, много знакомых и т.д., но поехав в Северную столицу,  решили, что там лучше. Решение было принято после того, как я пообщался со своим деканом. 

Легко ли было парню из солнечного села Гизель влиться в ритм холодной Столицы?
Легко. Санкт-Петербург отличается очень сильно от Москвы. Здесь уважают те качества, которые нам прививают с самого детства. Фактически я не почувствовал сложностей или дискомфорта. Когда я уезжал из Гизели, мне сказали кое-что, что мне помогает всегда и поныне: «Веди себя так, как ты себя ведёшь здесь по отношению к своим землякам». 

Вы всегда знали, что хотите стать юристом?
Нет, не всегда. Моим любым произведением был роман Хемингуэя «По ком звонит колокол», в самом детстве его читал. А фильм самый любимый «17 мгновений весны». Я хотел быть внешним разведчиком и защищать Родину от врагов за границей. Позже пришло время расставлять приоритеты, и я решил, что буду правозащитником. 

Вы учились в 3 ВУЗах. Расскажите где конкретно и имеете ли ученую степень.

 Я учился Санкт-Петербургском университете управления и экономики, Санкт-Петербургском государственном университете и в Санкт-Петербургском университете аэрокосмического приборостроения. Ученую степень не имею пока, я соискатель.

Жизнь иногда преподает такие уроки, что в ВУЗе таких навыков не получишь. Чему, прежде всего, вас научила жизнь?
Жизнь научила тому, что не надо ни от кого ничего ждать. Так проще жить и гораздо приятнее, если внезапно получишь результат. В ВУЗах мне дали самое главное: умение неординарно мыслить, находить информацию и использовать ее. Наша действительность оказалось иной, очень сильно напоминает рассказы Оруэлла, к этому нас не готовили, но было видно, учитывая то, что свой проект нетипичной компании я основал, будучи студентом. 

Ваша юридическая компания занимается защитой творческой индустрии. Ваши клиенты это крупнейшие бренды одежды, аксессуаров, музыканты, художники…в общем, творцы. Почему именно это направление выбрали?
Не называю их клиентами. Все, с кем мы сотрудничаем наши партнеры. Так как мы входим в их команду и наравне с основателями пытаемся развивать проект, не только юридически, но ещё и за счёт опыта в этой индустрии. Меня всегда окружали творческие люди, музыканты, художники, дизайнеры и другие. Они постоянно обращались ко мне за правовой помощью, в какой-то момент вопросов стало так много, что я решил создать компанию, которая будет специализироваться именно на творческой индустрии. 

Можете себе представить такую компанию в провинции? Это направление юриспруденции скорее актуально для крупных городов, а если быть точнее, для столицы.
Не только в провинциях, но и в больших городах, в России есть очень большая проблема - мы не ценим свой интеллектуальный труд, относимся к своей защите безалаберно и рассчитываем на возможность обойти закон, на знакомых, родственников. Пока моя компания работает в крупных российских городах и зарубежом. Основа коммерции зарубежная, так как моя авторская схема многоуровневой защиты интеллектуальной собственности успешно функционирует в первую очередь при осознании ценности интеллектуального труда. Хочется, чтобы в Осетии полноценно начали работать, так как в Осетии кладезь творческих людей, но стереотипы не дают развиваться в масштабах мира. 

Раз уж вы специализируетесь еще на защите от рейдерских захватов, хотела бы узнать ваше мнение насчет сложившейся ситуации вокруг предприятия «Евродона» , а конкретно Вадима Ванеева.
Да, действительно я занимаюсь компаративным правом с уклоном на интеллектуальную собственность, так как в творческих проектах всегда основа интеллектуальная собственность. Никуда не деться от рейдерских захватов, они регулярно происходят, и я регулярно защищаю различные компании. Ситуация с «Евродоном» мне к сожалению не известна, но судя по информации в СМИ, могу сказать, что она очень похожа на «белое рейдерство», то есть был создан долг и за долг забрали компанию. Очень типичная ситуация, но мы не можем знать точно, так как пока я не защищал интересы нашего земляка, при этом готов прийти на помощь, если она нужна.